RU
Главная / Блог о путешествиях
 
 
Путеводитель
Поселения
Выдающиеся личности
1  2  3  4  5  6  7  8  9
Блог о путешествиях
15 февраля 2022 г.
Палац Сапегаў у Ружанах не аднойчы станавіўся зоркай кіно. Тут здымалі тры фільмы: «Я родам з дзяцінства” (1966 г., кінастудыя “Беларусьфільм”), “Песня пра Маншук” (1969 г., кінастудыя “Казахфільм”) і “Хлеб пахне порахам” (1974 г., кінастудыя “Беларусьфільм”). Гэтыя фільмы даюць нам магчымасць пабачыць, як выгладаў палац тады, якія змены адбыліся з ім за гэты час, а таксама дакрануцца да біяграфій знакамітых людзей, якія удзельнічалі ў здымках.

Першым у гэтым шэрагу знакамітасцей мы ўзгадаем Віктара Турава — кінарэжыёра, народнага артыста Беларусі і СССР. У 1994 г., калі адзначалі 100-годдзе кінематаграфіі, дыпломная работа Віктара Турава фільм “Праз могілкі” рашэннем ЮНЭСКА быў унесены ў спіс 100 найбольш значных фільмаў свету. (Але гэты фільм да Ружанаў адносін не мае, ён здымаўся у Навагрудку.) У 1995 годзе Віктар Тураў быў уключаны ЮНЕСКА ў лік 50 кінематаграфістаў свету, з якіх складаўся Ганаровы камітэт па святкаванню 100-годдзя кінематаграфіі.
Фільм «Я родам з дзяцінства” стаў дэбютам Віктара Турава на вялікім экране. Сцэнарый напісаў Генадзь Шпалікаў (ён жа аўтар сцэнарыя "Я крочу па Маскве"). У фільме здымаліся Ніна Ургант (бабуля вядомага шоу-мэна Івана Урганта), Валеры Зубараў ( тады яшчэ падлетак) і Уладзімір Высоцкі. Дарэчы, тады, у 1965 годзе Высоцкі яшчэ не быў вельмі папулярным. Яго зорка толькі пачынала разгарацца. Ролю танкіста Валодзі сам У. Высоцкі лічыў сваёй першай сур'ёзнай працай у кіно.
Некалькі эпізодаў стужкі "Я родам з дзяцінства" па зацверджанаму на кінастудыі “Беларусьфільм” плану павінны былі здымаць у Ружанах з 30 жніўня да 21 верасня 1965 г., а жылі члены групы ў Слоніме. Па ўспамінах Віктара Турава, у гэтых эпізодах У. Высоцкі не быў заняты, але прыязджаў, каб канчаткова вызначыцца з грымам, касцюмам і іншымі пытаннямі (1).




Менавіта ў гэтым фільме ўпершыню з шырокага экрана прагучалі песні Высоцкага. Калі Віктар Тураў пазнаёміўся з акторам і пачуў, як ён спявае, вырашыў уключыць іх у свой фільм. Непасрэдна для стужкі былі напісаны дзве песні “В холода, в холода” і “Высота”. У фільм увайшла песня “Братские могилы” ( у выкананні Марка Бернеса) і фрагмент “Песни о звездах”.




Выканаўца ролі Капітана Барыс Сівіцкі ўзгадваў, што менавіта ў Ружанах ў драўляным будынку клуба з нейкай незвычайнай акустыкай Высоцкі запісаў 26 песень. На запісе прысутнічалі Тураў, Княжынскі і яшчэ некалькі чалавек, а вёў запіс гукааператар Бакк (2).

Запіс адбыўся 13 верасня і Высоцкі спяваў не для фільма, а тыя песні, якія былі ім напісаны раней (3). Па другой версіі гэты шырокі запіс быў зроблены ў Мінску (4). Вось якія песні былі запісаны:

1. Сегодня я с большой охотою...
2. В тот вечер я не пил, не пел...
3. Я недавно гулял по столице — и...
4. На границе с Турцией или с Пакистаном...
5. Сыт я по горло, до подбородка...
6. Хоть бы облачко, хоть бы тучка...
7. Всего лишь час дают на артобстрел...
8. Нынче все срока закончены...
9. Я рос как вся дворовая шпана...
10. Это был воскресный день...
11. Вот раньше жизнь: и вверх, и вниз...
12. Я женщин не бил до семнадцати лет...
13. О нашей встрече что там говорить!...
14. Сегодня в нашей комплексной бригаде...
15. Все позади — и КПЗ, и суд...
16. Где твои семнадцать лет?...
17. Пока вы здесь в ванночке с кафелем...
18. Мы вместе грабили одну и ту же хату...
19. Зачем мне считаться шпаной и бандитом...
20. Что же ты, зараза, бровь себе подбрила...
21. Я любил и женщин, и интриги...
22. Нам вчера прислали из рук вон плохую весть...
23. Твердил он нам: «Моя она!...»
24. У меня гитара есть — расступитесь, стены...
25. Жил я с матерью и батей...
26. Мой друг уехал в Магадан... (без конца)




У масоўцы здымаліся мясцовыя жыхары.




У 1967 годзе фільм "Я родам з дзяцінства" на кінафестывалі рэспублік Прыбалтыкі, Беларусі і Малдовы быў адзначаны прэміяй за лепшую рэжысерскую працу, а Ніна Ургант атрымала прэмію за лепшую жаночую ролю.




Дзіўна, але тады ў Беларусі даволі холадна аднесліся да фільма, у газеце ЛіМ (Літаратура і мастацтва) надрукавалі крытычны артыкул. Справа была ў тым, што на той момант Віктар Тураў першым паказаў вайну не ў звыклым гераічным плане, а праз эмоцыі дзяцей і лёсы людзей, якія чакалі з фронта сваіх блізкіх, праз трагедыі, якія прынесла вайна. З цягам часу адносіны да фільма змяніліся. Цяпер беларускія крытыкі лічаць яго лепшым за ўсю гісторыю айчыннага кінематографа.
Наступным разам кіно здымалі ў Ружанах у 1969 годзе. Фільм “Песня пра Маншук” кінастудыі “Казахфільм” расказвае пра подзвіг Маншук Маметавай — першай казахскай жынчыны, якой было прысвоена званне Героя Савецкага Саюза.
Ружанскі палац Сапегаў з’яўляецца на 59-й хвіліне фільма, і прысутнічае да канца стужкі. Палац у фільме ахутаны клубамі дыма, там-сям у руінах адбыаюцца ўзрвы, на фоне галоўнага корпуса ездзіць танк.




Сцэнар напісаў Андрэй Канчалоўскі. Гэта цяпер яго імя вядома ўсім аматарам кіно, у яго паслужным спісе шмат узнагарод, а тады А. Канчалоўскі толькі пачынаў сваё ўзыходжанне на вяршыню кінаалімпа.




Галоўную ролю ў фільме сыграла яго жонка — Наталля Арынбасарава. Сцэнар фільма стаў фактычна развітальным падарункам Андрэя Канчалоўскага для Наталлі, з якой яны пражылі разам 5 гадоў. У шлюбе нарадзіўся сын Ягор.




У галоўнай мужчынскай ролі — разведчыка лейтэнанта Валянціна Яжова — зняўся брат А. Канчалоўскага — Мікіта Міхалкоў. Апошнія сцэны фільма здымаліся таксама ў Ружанах, у руінах палаца Сапегаў. Да смяротна параненай Маншук прарываецца Яжоў, гераіня памірае ў яго на руках.



Прэм’ера фільма адбылася ў Маскве ў 1970 годзе. Тады ўпершыню за ўсю гісторыю савецкага кінематографа была арганізвана персанальная прэс-канферэнцыя Наталлі Арынбасаравай ў прамым эфіры. Фільм атрымаў некалькі узнагродаў. За ролю Маншук актрыса павінна была атрымаць Дзяржаўную прэмію СССР, але тады з Казахстана не прыслалі неабходныя дакументы (5).
У 1973 годзе ў Ружанах здымалі фільм “Хлеб пахне порахам” па аповесці Івана Шамякіна “Эшалон у Германію”. У фільме паказаны падзеі 1918 года, калі бальшавікі па ўмовах Брэсцкага мірнага дагавора адсылаюць некалькі эшалонаў з хлебам для расійскіх ваеннапалонных у Германію. У фільме палац Сапегаў стаў месцам, дзе утрымліваліся палонныя.




Галоўныя ролі выканалі вядомыя акторы: Уладзімір Самойлаў (Даніла Івашчанка) і Сяргей Сазонццяў (прапаршчык Лукашэвіч). У эпізодах здымаўся Міхаіл Какшэнаў.




У 1974 годзе на VII Усесесаюзным кінафестывалі ў Баку фільм атрымаў дыплом, але шырокай вядомасці ён не атрымаў.




Сёння ў Ружанах няма ніякіх памятных знакаў, звязаных са здымкамі фільмаў і тымі славутымі асобамі, якія прымалі ў іх удзел. Можа, пара закласці алею знакамітасцей у центры мястэчка, усталяваць інфармацыйныя стэнды з фотаздымкамі. А яшчэ было б здорава прысесці ў гарадскім скверы на памятную лаўку і, скарыстаўшыся QR-кодам, паглядзець фрагменты з фільмаў, дзе ёсць палац Сапегаў, паслухаць песні Уладзіміра Высоцкага, напісаныя для фільма “Я родам з дзяцінства”. Тое ж самае можно было б зрабіць і ў мясцовай кавярні.
А пакуль можна прыехаць у Ружаны на экскурсію разам з туркампаніяй “Віаполь”, каб даведацца пра даўнюю гісторыю мястэчка і яго уладальнікаў. https://viapol.by/assembly/3.2.htm

Выкарыставаны матэрыялы:
1. В. Туров. "О дружбе с Высоцким я молчал шестнадцать лет..." Диалог ведёт Б. Крепак // сб. "Мир Высоцкого", вып. 1. Москва. 1997 г. стр. 16-17.
2. Б. Сивицкий. "Нам всем было до тридцати" // сб. "Белорусские страницы", вып. 1, Минск. 1999 г., стр. 21.
3. А. Королев. Высоцкий в Ружанах / https://sources.ruzhany.info/015.html#rujany_magnetotape
4. "Воспоминания о Володе Высоцком". Публ. В. Подвербного. Газ. "Знамя юности", Минск. 1999 г. 23 июля.
5. Мерей Сугирбаева. Почему Наталья Аринбасарова так и не получила Госпремию СССР за сыгранную роль героини ВОВ// https://www.caravan.kz/gazeta/pochemu-natalya-arinbasarova-tak-i-ne-poluchila-gospremiyu-sssr-za-sygrannuyu-rol-geroini-vov-693357/

У артыкуле выкарыстываны скрыншоты кадраў з фільмаў
7 февраля 2022 г.
Еще одной ценностью, доставшейся Ружанам от Сапег, стал Троицкий костел, построенный в 1615-1617 гг. в готико-ренессансных формах. Первоначально костел строился монашеским орденом кармелитов босых, а позже перешел к доминиканцам.


Над основным однонефным объемом храма доминирует четырехъярусная башня, завершенная высоким шатром. В 1768 году с северной стороны храма была пристроена часовня Святого Креста, а в 1787 г. симметрично ей возвели часовню Святой Барбары. К алтарной апсиде костела примыкают такие же по высоте сакристии. Реконструкцией святыни в 1780-е годы занимался Ян Самуэль Беккер — придворный архитектор Александра Михаила Сапеги. Костел сильно пострадал во время пожара в 1895 г., но был восстановлен.



Аскетичный внешне, храм впечатляет пышностью внутреннего убранства. Главный алтарь, сохранивший свой облик с первой половины 17 века, оформлен в виде четырехколонного портика из темного мрамора с позолоченными коринфскими капителями. В центре — Распятие Христа, над которым — всевидящее око Бога Отца, еще выше — Святой Дух в образе голубя. Алтарь украшают скульптуры ангелов и лепной орнамент. По сторонам колонн размещены деревянные полихромные скульптуры святых Петра и Павла.



В целостную сакральную композицию алтаря включен герб Сапег. Вензель магнатов присутствует в рисунке кованой предалтарной ограды, а также в оформлении почетной скамьи, на которой во время службы сидели представители рода. Амвон и орган украшены резным полихромным орнаментом.

Два боковых алтаря храма выполнены в 18 веке в виде портиков в стиле раннего классицизма, каменные скульптуры Иисуса и Марии — в конце 19 века. Своды храма украшают декоративные и сюжетные композиции на евангельские темы, выполненные при реконструкции храма во второй половине 18 века. Фрески того времени находятся и в боковых часовнях храма.



Одна из часовен в костеле посвящена святому Казимиру. Его фигура на иконе времен Александра Сапеги напоминает и королевский портрет, и фигуру триумфатора. В правой руке святого крест, в левой — ветка лилий как символ чистоты и непорочности. На столике лежит корона, а внизу забавляются два путти.



В костеле сохранился памятник маршалку Стародубского повета, мечнику и хорунжему ВКЛ Болеславу Биспингу фон Галлену (?1710-1785), выполненный из искусственного мрамора скульптором Иосифом Прукнером. Над портретом Б. Биспинга, окаймленным лавровым венком, парит трубящий ангел, а внизу — скульптура скорбящей женщины. Болеслав Биспинг был другом Александра Михаила Сапеги, а после их смерти возникла красивая легенда. Мол, переживший своего друга Александр Михаил Сапега приказал похоронить себя в Деречине в одной могиле с Биспингом. На самом деле Сапегу похоронили в родовой усыпальнице в Березе Картузской.



Почти напротив Троицкого костела на рыночной площади Ружан сохранилась Петропавловская церковь (1781 г) и двухэтажный жилой корпус монастыря базилиан (1784-88 гг).



Современный облик комплекс принял в 1780-е годы, после того как по проекту Яна Самуэля Беккера были перестроены церковь и монастырь, возведенные в 17 веке при Казимире Льве Сапеге. После Великой Отечественной войны в здании бывшего монастыря располагалась поликлиника, Центр детского туризма.



Главный фасад церкви выполнен в виде щита, прикрывающего основной объем здания. Портал главного входа объединен с окном второго яруса. Ранее, когда церковь была униатской, главный фасад украшали деревянные скульптуры апостолов Петра и Павла. Их убрали после передачи церкви православным в 1838 году. Тогда же произошли изменения во внутреннем убранстве храма, появился иконостас.



В интерьере церкви сохранились двухэтажный жилой корпус монастыря базилиан (1784-88 гг)., выполненные в синих, коричнево-красных и охристых тонах. Росписи пострадали во время пожара 31 августа 1875 г., после которого остались лишь стены и часть перекрытий над алтарем. В начале 20 века их обновили.



На потолке главного зала и апсиды находится роспись на тему «Преображение». В своде апсиды помещена роспись «Бог Саваоф», выполненная художником Фусгордом. На северной и южной стенах около иконостаса в медальонах — изображения апостолов Петра и Павла.



В церкви хранится чудотворная икона Матери Божьей Ченстоховской. Именно эта икона, как утверждают местные жители, сохранила храм от пожара, случившегося 5 мая 1895 г. В тот день выгорело почти все местечко, а церковь уцелела, «даже не почернела от дыма, который со всех сторон окутывал её, — только стекла потрескались от огня».
Во время Первой мировой войны в августе 1915 года Ружаны заняли кайзеровские войска. С северной стороны церковной каменной ограды были похоронены немецкие солдаты. Общим памятником им стал плоский гранитный камень с готической надписью на немецком языке: «Храбрые не умирают». Позднее он был включен в церковную ограду, а после ее ремонта в феврале 2018 г. куда-то исчез.

В самом начале Великой Отечественной войны немцы оснастили в церкви лазарет-тюрьму. Во дворе размещались пленные, в церкви — раненые. За царскими вратами на престоле под иконой с изображением Иисуса Христа, вручающего ключи апостолу Петру, советский военврач Виктор Лекомцев делал операции. И хотя ранения были тяжелыми, многих удалось спасти. В это время священником церкви был Иоанн Навродский. Умерших от ран воинов отец Иоанн лично хоронил здесь же в ограде церкви и на городском кладбище. Священник составил списки из 26 имен с указанием информации о каждом из них, благодаря чему некоторым потомкам удалось почтить память своих близких, приехав после войны в Ружаны.



Благодаря отцу Иоанну были спасены жизни всех ружанских мужчин. Когда двое советских солдат, укрывшихся на чердаке одного из домов, обстреляли немецких мотоциклистов, всех мужчин, начиная с подросткового возраста, немцы согнали под дулами автоматов за церковную ограду. Отец Иоанн в сопровождении плачущих жен и матерей отправился в немецкую комендатуру и лично поручился, что никто из жителей не причастен к гибели немецкого солдата. В качестве гаранта спокойствия в местечке он предложил в заложники себя, свою жену Лидию Ивановну и двух дочерей — шестилетнюю Лиду и годовалую Милочку. Случилось невероятное: немцы вняли мольбам священника и отпустили ружанцев...

В дальнейшем Иоанн Навродский не раз рисковал своей жизнью, скрывая бежавших из плена красноармейцев и переправляя их в партизаны, помогал местным евреям, которые прятались в руинах сапежинского дворца. Только после его смерти родные и близкие узнали, что за героические действия по спасению раненых воинов он был награжден орденом Красной Звезды. Отец Иоанн умер в сентябре 1961 года, его могила находится недалеко от захоронения красноармейцев.

О трагических страницах истории — Великой Отечественной войне — напоминают нам два памятника, установленных недалеко от храма в центре рыночной площади. Один из них посвящен павшим советским воинам, второй — сожженным деревням Пружанского района. Из 51 деревни, уничтоженной карателями, 6 так и не были восстановлены после войны. Страшная трагедия разыгралась в деревне Байки 22 января 1944 г. Окружив населенный пункт, каратели согнали жителей в сарай. Мужчин сразу же расстреляли, а женщин, стариков и детей сожгли заживо. В одночасье не стало деревни, а вместе с ней — 987 ее мирных жителей.



В годы войны были уничтожена и еврейская община Ружан. Напоминанием о ней служат сохранившиеся здания синагогального двора, расположенные вблизи рыночной площади на улице Я. Коласа.



Точная дата строительства синагоги в Ружанах неизвестна. По одной из версий она была построена во второй половине 19 в., по другой — в 1775 г. по проекту Яна Самуэля Беккера. Ружанская синагога является почти точной копией Слонимской, только меньше своего прототипа в три раза. Внутри здания сохранилась бима. Синагога действовала до 1940 года. Сейчас здание заброшено и постепенно разрушается. Рядом с бывшей синагогой сохранилось здание иешивы. После войны здесь размещались последовательно склады, мельница, котельная и гараж.



Первое упоминание о еврейской общине в Ружанах относится к 1623 г. В 1629 г. Лев Сапега дает разрешение евреям селиться в местечке, иметь здесь дома и синагоги. В завещании он потребовал от своих потомков сохранить эти права на вечные времена. В 1657 г. в Ружанах произошли драматические события. За два года до этого незадолго до праздника Песах в еврейском квартале был найден труп христианского ребенка. Молва обвинила в убийстве евреев, но владелец Ружан Павел Ян Сапега (1609 — 1665), потребовал рассмотреть дело в суде.
Через два года, воспользовавшись его отсутствием, христиане всё-таки учинили свой суд и потребовали выдать преступников. Чтобы спасти от погрома весь ружанский кагал Исраэль бен Шалом и Товия бен Иосиф взяли вину на себя. В память о своих спасителях евреи поставили каменный памятник на кладбище.

Среди потомков одного из казненных был писатель Меир Кринский (1863-1916).
В 18–19 вв. Ружаны были центром еврейской учености, здесь жили знаменитые раввины (в том числе Мордехай Гимпл Яффе (1820–1891), была создана одна из первых в России групп Ховевей Цион, ставившей своей целью переселение евреев на их историческую родину. В Ружанах родились многие знаменитости: премьер-министр Государства Израиль Ицхак Шамир, писатели Иехиэль Пинес и Арон Любошицкий (1874–1942), американский художник Луис Рыбак и писатель, журналист Эпстейн Мелех.

О владельцах Ружан — Сапегах, о тайнах, которые хранят величественные руины дворца, читайте в нашем следующем материале. А увидеть Ружаны и узнать подробнее об интереснейшей его истории можно на экскурсии "Страницы каменной летописи" https://viapol.by/assembly/3.2.htm — по четвергам и субботам мы отправляемся в этот край...
31 января 2022 г.
Старинное местечко Ружаны возникло на пересечении важных торговых дорог, соединивших Слоним и Брест, Волковыск и Коссово. Центром его жизни была рыночная площадь, на которой, как и в былые времена, возвышаются Троицкий костёл и Петропавловская церковь. Особый шарм Ружанам придают старые «каменицы», сохранившиеся на площади и близлежащих улицах. Увидеть Ружаны приглашаем в эту субботу на экскурсии "Страницы каменной летописи" https://viapol.by/assembly/3.2.htm. И весь год по четвергам и субботам!


Человеку практичному в названии Ружаны слышится слово «рожь», набожному — «ружанец» (так называют шнурок с нанизанными бусинками для подсчета прочитанных молитв), романтику — имена Ружы и Анны — легендарных дочерей-красавиц одного из владельцев местечка.
В одной из легенд говорится, что в глубокой древности простые люди в здешних местах много терпели от князей, которые отбирали у них лучшие земли и ставили новые межевые знаки-камни. В поисках правды крестьяне отправились к мудрому князю Ладимеру и получили совет занять свободные земли, расположенные выступом (рогом) на берегу реки. От того и назвали поселение Рожаны.

Еще одна легенда повествует, что когда-то на месте Ружан был дремучий лес, в центре которого находилось капище языческой богини красоты и любви Лады с огромной поляной диких роз. Однажды на поляне появились два молодых воина, навстречу которым вышла юная и пригожая жрица. Один из воинов влюбился в девушку и попросил у верховного жреца разрешения жениться. Жрец ответил, что девушка сможет решить свою судьбу, когда на поляне расцветет роза цвета солнечных лучей. Юноша дал своей любимой имя Ружана. Поселившись с другом на опушке, он стал ожидать появления чудесной розы и, однажды, потеряв терпение, принялся корчевать кусты. Пораженная святотатством возлюбленного, молодая жрица вскоре умерла, а перепуганные юноши покинули это место. Память о тех далёких событиях и девушке Ружане сохраняется в современном названии местечка.

Первые документальные упоминания о Ружанах содержатся в хозяйственном списке от 28 марта 1490 г., по которому «Лососин с местечком Ражана…» и другими поселениями переходит к королю Казимиру Ягелончику (1440 — 1492). Среди владельцев Ружан в 16 веке упоминаются Тышкевичи, Хадкевичи, Брюханские.



В 1598 г. Ружаны купил Лев Сапега, что в корне изменило судьбу местечка. Подобно тому, как для Радзивиллов родовым гнездом был Несвиж, для многочисленных представителей рода Сапег родными пенатами стали Ружаны. Сюда они стремились после ратных подвигов и государственных дел, здесь принимали королей и князей, хранили основные ценности рода.
В начале 17 века при Льве Сапеге в Ружанах началось активное строительство: на рыночной площади появились торговые ряды, были вымощены улицы и подъезды к дворцу, в 1607 г. построена мельница-паперня. Местечко быстро разрасталось, и вскоре в нем было 400 домов, базилианская школа (открыта в 1615 г.), два монастыря, работали мануфактуры по производству печных изразцов и кирпича. О значении Ружан как торгового центра свидетельствует тот факт, что здесь имела своё представительство и собственные магазины гильдия менских купцов.



Уже в 1606 г. Ружаны назывались местечком, расположенным “... на большом гостинце, который ведет из Слонима до Берестья и на Подляшье, которым великие послы и торговые люди привыкли ездить”. Через него часто проезжали многие знаменитости, в том числе и Марина Мнишек. Она побывала здесь 23 марта 1606 г., направляясь в Москву, о чем сделала запись в своем дневнике.
Зимой 1826 г. через Ружаны проезжал декабрист, друг А. С. Пушкина Вильгельм Кюхельбекер. После поражения восстания декабристов он пытался покинуть пределы Российской империи. На минской «Сторожевке» в январе 1826 г. бдительный стражник заметил, что один из путников уж больно похож по описанию на государственного преступника декабриста Вильгельма Кюхельбекера, однако арестовать его не решился. Когда же, спохватившись, отправили погоню вслед за беглецом, было уже поздно. Кюхельбекеру удалось добраться до Праги — предместья Варшавы, — где он и был арестован… Вполне вероятно, что здесь, в Ружанах, Кюхельбекер останавливался в корчме «Под Золотой Звездой», построенной в 1770-е годы.

С Ружанами связана жизнь знаменитого оперного певца Михаила Забейды-Сумицкого, детство которого прошло в соседних Шепичах. В 1930-е годы его голос звучал на сцене Харбинской оперы, ему рукоплескала публика в Милане, ему прочили мировую славу, но болезнь матери заставила певца вернуться на родину. Первый концерт Михаила Забейды-Сумицкого на Родине состоялся в Ружанах. Исполнив несколько различных произведений, артист спел колыбельную, которую в детстве ему напевала мать. Под бурные аплодисменты зала мама, присутствовавшая на концерте, вынуждена была выйти на сцену к сыну, плача от счастья. Материнская колыбельная стала визитной карточкой Михаила Забейды-Сумицкого. Под нее певца проводили в последний путь на Ольшанское кладбище в Праге.

Вошли Ружаны и в историю советского кинематографа. Здесь были сняты три фильма: «Я родом из детства» (1966 г.), «Песня про Маншук» (1969 г.) и «Хлеб пахнет порохом» (1974 г.). Фильм «Я родом из детства» снимался в нескольких городах Беларуси режиссером В.Т. Туровым по сценарию Г.Ф. Шпаликова. 5 эпизодов фильма были непосредственно сняты в Ружанах. Среди прочих актеров в фильме снимались Нина Ургант, Владимир Высоцкий, Борис Руднев, Валерий Зубарев, а также множество жителей Ружан и окрестностей. Во время съемок фильма в сентябре 1965 г. по дороге из Краснодара в Москву в съемочную группу Турова заехал Владимир Высоцкий. 13 сентября 1965 г. в местном клубе состоялась запись песен для киностудии «Беларусьфильм». Высоцкий исполнил тогда 26 песен.

20 июня 1637 года Ружаны благодаря стараниям Казимира Льва Сапеги (1609 — 1656) получили Магдебургское право. Согласно привилея, на рыночной площади была построена ратуша, в которой заседал магистрат во главе с бурмистром. Местечком управлял войт, которого с разрешения короля назначали Сапеги. К сожалению, здание ратуши не сохранилось, а о городском самоуправлении сейчас напоминают деревянные скульптуры, появившиеся на рыночной площади во время пленэров в 2013 и 2014 годах. Тогда в Ружаны приехали резчики по дереву со всей Беларуси.



Одновременно с магдебургским правом Ружанам был дарован и герб: в серебряном поле венок из красных роз, в центре его — фигура святого Казимира с лилиями и крестом в руках. Казимир — внук Ягайло и Софьи Гольшанской, второй сын короля Казимира IY — родился в 1458 году и умер в 25 лет от туберкулеза. При жизни современники отмечали его набожность и скромность, а после смерти Казимира люди, молившиеся на его могиле, стали получать исцеление.



В 1613 г. святой Казимир был назван патроном ВКЛ. К нему обращались с молитвой во время войн и общенациональных бедствий. Его гимн Богородице «Omni Dei» используется в службах с 1499 г. С 17 века в Вильне ежегодно проходит ярмарка Казюкаса, символом которой стали пряники с отрывками из Евангелия и «пасхальные вербы», изготовленные из высушенных цветов и трав. «Казюки» стали визитной карточкой Гродно, возможно, что и в Ружанах в будущем праздник станет традиционным.

Сапеги стали настоящими опекунами святого Казимира. Многие представители рода при крещении получили имя Казимир. В 1654 г., когда войска московского царя Алексея Михайловича подходили к Вильне, реликвии святого были вывезены сначала в Жмудь, затем в ружанский дворец Сапег, где и хранились до окончания Тринадцатилетней войны (1654-1667 гг.). В память о столь важном событии в ружанском дворце Сапег была установлена мраморная плита с надписью на латыни «Divo Casimiro sacrum».



В 1792 г. стараниями Александра Сапеги по проекту Яна Самуэля Беккера на католическом кладбище в Ружанах был построен костел святого Казимира. На него открывается красивый вид с возвышения, на котором стоит дворец. Прямоугольное каменное здание с двускатной крышей, высокими прямоугольными окнами и каменным алтарем является памятником архитектуры классицизма. Сейчас костел не функционирует, здание находится в полуразрушенном состоянии.

20 января 2022 г.
Полюбовавшись достопримечательностями к северу и западу от Волковыска, двинемся теперь на всех парах на юго-восток от города по уже знакомой дороге Р44. Она, почти соприкасаясь с границей Беловежской пущи и плавно огибая ее, доставит нас прямиком к торжественной парадной браме Ружанской резиденции Сапег. А оттуда уже иными путями, через Слоним — Барановичи, будем возвращаться в Минск и опишем таким образом впечатляющую дорожную окружность в 600 км, что для одного дня совсем-совсем немало...


ИЗАБЕЛИН

В 10 км от Волковыска, при старом гостинце, располагается эта деревня, а в середине ХVIII столетия, на третьем веку своего существования, это было село Петухово, впоследствии — Крыштофово. Переименовали его в Изабелин в честь Изабеллы, дочери Яна Флеминга, тогдашнего владельца поселения. К тому времени село уже стало местечком, а в конце ХІХ века насчитывало почти 700 жителей (сегодня чуток меньше). Здесь проводились четыре раза в году однодневные кирмаши, раз в неделю — торги. В местечке действовали суконные, кожевенные, шляпные мануфактуры. По развитию промышленности небольшой Изабелин мог поспорить со многими белорусскими городами, а порой и превосходил их.
Ранее здесь действовали униатская церковь, костел, евангелическая кирха, синагога. Уцелели только церковь и костел — они смотрят друг на друга на площади в центре села. Причем судьба здешних святынь сложилась так, что нынешняя православная церковь — бывший костел, а нынешний костел — бывший кальвинистский сбор…



История последнего началась в 1778 году благодаря графу Грабовскому. Позже сбор передали католикам и освятили во имя святых апостолов Петра и Павла. Протестантское прошлое его и сегодня очевидно: костел суховат, аскетичен, почти лишен архитектурного грима как снаружи, так и внутри. Между тем его возводили в пору, когда буйствовало «виленское» барокко. Исключение все-таки сделали для лопаток, которые дробят плоскости главного и боковых фасадов, заключая между собой вытянутые арочные оконные проемы. Сурово-назидательное лицо храма оживляет восьмигранная шатровая башня-звонница над усеченным фронтоном.



Облик стоящей по соседству с костелом Михайловской церкви — ее истоки также в ХVІІІ столетии, а переделки завершились в 1920-х годах — близок к костелу: та же сдержанность декора, те же лопатки, та же звонница, «врезанная» во фронтон, но уже не восьмигранная, а четвериковая. Похоже, оба храма в их современном виде демонстрируют нам полное равнодушие к проявлению внешних форм своей конфессиональной принадлежности. Что поделаешь — так распорядилось время...

ПОДОРОСК



Бывший фольварк располагается на речной террасе правого берега реки Зельвянки. Известен он со второй половины ХVІІІ столетия уже как владение Чечотов, от которых позже перешел к Роману Бохвицу, сыну философа и писателя по призванию, адвоката по профессии Флориана Бохвица (1799—1856). Именно Роман капитально перестроил как усадебный дом, так и прилегающую к нему территорию.
Пейзажный парк охвачен кирпичной оградой. В нее ритмично вставлены приземистые квадратные столбы с забавными конусообразными колпаками. Великолепна парадная кирпичная брама, решенная в виде двух зеркально симметричных пилонов, обставленных колоннами, которые держат антаблемент. Проезд между пилонами, предназначенный для экипажей, замкнут металлической оградой. В самих пилонах устроены арочные входы. Миновав их, попадаешь на широкую, плавно изгибающуюся кленовую аллею. Вдоль нее слева и справа следуют хозяйственные постройки и флигеля, укрытые деревьями. Наконец аллея подводит посетителя к дворцу, а затем резко поворачивает в дальнюю часть парка.



Усадебный дом, перестроенный при Бохвицах, решен в стиле провинциального классицизма. Это одноэтажное, прямоугольное здание, накрытое высокой крышей с торцевыми «заломами». Точеные формы увенчанного треугольным фронтоном портика, который переходит внизу в аркаду и соединен плавными волютами с боковыми выступами-кулисами, придают всей композиции легкость и изысканность. Своим дворовым фасадом, оформленным террасой, дворец смотрит на реку (теперь озеро). Вблизи усадьбы уцелели постройки ХІХ века: кирпичная винокурня и деревянная водяная мельница.
Кроме того, сохранилась в Подороске также Троицкая церковь с элементами позднего барокко и классицизма. Ее построили как костел в 1776 году, а спустя 90 лет переделали в церковь. Совсем недавно, в 1990-х годах, возведенный в простых геометрических формах костел освящен во имя Божиего Милосердия и Св. Эльжбеты.
Однако вернемся к владельцам фольварка. После смерти Романа Бохвица усадьба перешла к его сыну Отто, последнему прямому наследнику знатного рода и последнему из потомственных владельцев усадьбы. Судьба Отто глубоко трагична: в 1939 году он был арестован и расстрелен. В советское время усадьба сменила немало случайных хозяев, часто нерадивых; затем долгое время пустовала и ветшала.

Теперь она является частным владением, и тут идут обширные реставрационные работы: создается музейный комплекс, основная цель которого — представить белорусскую шляхту как особое сословие.
«Мне кажется, посетителям будет интересно посмотреть, как жила шляхта, что она делала, как проводила время» — так вкратце обозначил свои намерения нынешний владелец усадьбы, российский бизнесмен с белорусскими корнями Павел Подкорытов.





Не станем утруждать читателя подробностями восстановительной эпопеи — а это отдельный и по-своему более чем занимательный сюжет, — заметим только, что сама идея первого в Беларуси музея шляхты замечательна сама по себе! Ведь это сословие было очень многочисленно на наших землях по сравнению, скажем, с российским дворянством или западноевропейской аристократией.



Историки утверждают, что шляхта в ВКЛ во времена Речи Посполитой составляла до 10% населения края (тогда как у соседей на западе и востоке и до 1% не доходило). Вот оно, государство «золотых шляхетских вольностей»! Шляхта определяла развитие державы во всех сферах: в политике, в экономике, в культуре, в поведенческих традициях, в быту — словом, воистину творила нашу историю в самом широком смысле слова.





Скажем прямо: мы заждались такого музея! И будем надеяться, что обо всем этом и будет должным образом рассказано именно здесь, в исконно шляхетском гнезде, а не в каком-то городском музее с экспонатами в витринах и на стеллажах.



Аромат старинной усадьбы Чечотов — Бохвицев, сохраненный теми, кто ее опекает ныне, воистину дорогого стоит. И продешевить никак нельзя, чтобы не скомпрометировать саму идею. Ну а поприсутствовать «здесь и сейчас» при рождении музея, узнать все из первых рук как раз, даже прикоснуться к артефактам и позволяет экскурсия «Волковысские россыпи» https://viapol.by/assembly/1.21.htm. Ждем Вас, любители истории и путешествий!

17 января 2022 г.
Западнее Волковыска стоит посетить как минимум три населенных пункта, из которых только один — Гнезно — мы включили в однодневную экскурсию «Волковысские россыпи» https://viapol.by/assembly/1.21.htm, дабы ненароком не «объесться» километрами. Однако в двухдневном маршруте и двум другим объектам, безусловно, найдется достойное место…

ГНЕЗНО

Это старинное поселение, по предположению известного историка ХІХ века Теодора Нарбута, существовало уже в дохристианские времена. У белорусского Гнезно есть знаменитейший тезка в Польше — Gniezno, что в 50 км на северо-восток от Познани, древняя столица Польши, с 1000 года — столица архиепископства, место коронации польских монархов вплоть до ХІV века. Вероятно, под влиянием этого Гнезно и сложилось окончательно имя здешнего бывшего местечка, когда оно в 20–30-х годах минувшего столетия находилось в составе Польши. Ибо ранее его именовали совсем иначе: Гнездо, Гнезная.

Первые письменные сведения о «дво́рце» (небольшой двор) Гнездо появляются в Литовской Метрике в конце ХІV—ХV веках. Тогда это было великокняжеское владение, отданное в пользование богатому шляхетскому роду Монивидов. Впоследствии хозяев тут сменилось немало, и уже супруги Шеметовичи, Ян и Эльжбета, в 1524 году возвели костел, которому была суждена долгая, но далеко не безоблачная жизнь.



В середине ХVІ столетия его превратили в кальвинистский сбор, в 1643 году вернули в католичество. Храм не щадили ни войны, ни пожары, ни варварские ремонты, ни полное людское небрежение на протяжении недавних 30 лет... Теперь он вновь стал действующим костелом, обновлен и горд тем, что ему, по свидетельству знатоков, «нет аналогов среди памятников зодчества, сохранившихся на территории Беларуси».



Святыня сложена из красного кирпича по правилам готической кладки — с заданным ритмом кирпичей, уложенных в ряд вдоль и поперек (ложок — тычок). По периметру храма идут контрфорсы. 25-метровая, богато декорированная башня в виде четверика, переходящего в вытянутый восьмерик, появилась после возведения стен. В костеле два входа: главный (арочный портал) и южный боковой. Поначалу окна стрельчатого абриса были только с юга, затем появились и с севера. В ХVІІІ веке к храму пристроили сакристию у бокового входа. Подземелье святыни использовали для захоронений владельцев Гнезно и других именитых особ. Со временем этот некрополь перестал расширяться, а в начале ХХ века его замуровали.



Пожар 1838 года стал настоящей катастрофой для костела. Через шесть лет храм в основном отстроили, а затем его «долечивали» вплоть до 30-х годов ХХ века. Тем не менее он сохранил свой изначально готический облик, в котором, однако, присутствуют и черты ренессанса. Внутри помещение оштукатурено, пол выложен терракотовыми плитками. Алтарь сооружен в неоготических формах. Рядом с костелом, на кладбище, сохранились надгробия ХІХ — начала ХХ века.



На восток от святыни находится усадьба бывших владельцев Гнезно — Тарасевичей. Тут же располагался когда-то «дворец Гнездо», а затем сменявшие его от века к веку шляхетские резиденции. После пожара 1812 года Тарасевичи реконструировали усадьбу. От парных каменных столбов аллея ведет к господскому дому и хозяйственным постройкам (флигеля, конюшня, ледник). В окружении этих зданий, на берегу пруда, стоит дворец, построенный в 1840-х годах и выдержанный в формах классицизма. Особенно это касается мезонина с двухъярусным портиком. Его столбы и колонны выглядят столь же представительно, сколь и тяжеловесно. Все фасады дворца имеют отдельные входы. В торце постройки в начале ХХ века соорудили алькеж со стрельчатыми окнами — нечто вроде средневековой башни. Сейчас во дворце располагается Гнезненский сельсовет.



ШИЛОВИЧИ

Тему готики, в ее нео-интерпретации, после Гнезно продолжают Шиловичи. Монументальный костел Св. Троицы (1914) необычайно пластичен и наделен выразительным графическим силуэтом. Своим парящим обликом эта святыня напоминает широко известный Троицкий костел в Гервятах, который стал одной из визитных карточек неоготического зодчества Беларуси начала ХХ века. Оба храма почти ровесники, хотя шиловичский чуть-чуть моложе.



Граненая, 55-метровая башня на главном фасаде возносит в небеса латинский крест. Стрельчатые окна, контрфорсы, аркбутаны — этот классический набор каркасной готической конструкции представлен здесь во всей своей чарующей красоте…



Крылья трансепта прорезаны большими четырехчастными окнами, завершены живописными ступенчатыми щипцами и угловыми фиалами. Нервная динамика костела проявлена как в объемной планировке, так и в цвете — в колоритной пульсации красного кирпича и побеленных элементов декора.



МСТИБОВО

В прошлом у этой деревни были и другие имена: Мстибов Городок, Мстибогов, Мстибов. Пошли они, вероятно, от древнеславянского имени Мстибог («мстящий по воле богов»).
По мнению археологов, первое поселение на здешнем городище (находится оно в полукилометре на запад от деревни, на берегу речки Ольшанки) возникло в ХII — XIII столетиях. А в середине ХV века Мстибогов известен как великокняжеский двор, впоследствии — как центр волости (староства), коим владели многие знаменитые роды.

В 1576 году здесь проходил генеральный сеймик ВКЛ, на котором шляхта решила поддержать кандидатуру семиградского князя Стефана Батория на трон Речи Посполитой, благодаря чему закончилось длившееся в стране целый год «второе бескоролевье»…



Примечателен здесь костел Св. Иоанна Предтечи (1919) — яркий пример «геометризованной» неоготики, виртуозно вычерченной зодчим по лекалу и линейке. Изысканно вытянутые линии краснокирпичных башен с шатрами-кивориями задают отточенный рисунок центральной части главного фасада — он представлен в виде очень высокой, упругой стрельчатой арки, которая, словно оторвав от портала двойной вимперг, взметнула последний на высоту щипца и тем самым освободила место над порталом для трехчастного окна. Перед храмом размещена звонница из желтого кирпича в виде триумфальной арки с орнаментальным декором и усеченным шатром.
13 января 2022 г.
На выезде из Волковыска путник невольно поставлен перед дилеммой: в какую сторону податься? Ибо дороги разбегаются тут по всем, что называется, азимутам, и на каждой из дорог свои россыпи достопримечательностей: эти россыпи и дали название нашей новой экскурсии "Волковысские россыпи" https://viapol.by/assembly/1.21.htm. Разумеется, не все, что достойно внимания заинтересованного путешественника, вошло в маршрут: поневоле пришлось ограничивать себя пределом разумного километража. Но в нашем виртуальном путешествии позволим себе упомянуть и о том, что не вместилось в рамки экскурсии, но представляет несомненную историко-культурную ценность.


Начнем, как и полагается следовать по азимутам, с северного направления, и дорога Р44 прямиком приведет нас в поселки Красносельский, Россь и деревню Волпу. Вот с нее и начнем.

ВОЛПА В БЛЕСКЕ ЗОЛОТА

В ХV веке Волпа была владением короля и великого князя Казимира Ягеллончика. Став староством, отошла к канцлеру Льву Сапеге и принадлежала представителям этого рода до 1740 года. В конце ХVIII столетия от последнего монарха Речи Посполитой Станислава Августа местечко получило магдебургское право и герб с изображением бобра в голубом поле. К тому времени в Волпе уже был выстроен деревянный костел Св. Иоанна Предтечи (1773). Внешне скромный, он поражает своим пышным интерьером: броские тона потолка и разрисованных стен, пряно-декоративные алтари, амвон, орган…



Главный алтарь первой половины ХVII столетия, деревянный, выдержанный в стилистике маньеризма и раннего барокко, имитирует форму трехпролетной триумфальной арки, поставленной на солидный цоколь. Между увитыми виноградной лозой колоннами помещена икона «Распятие». По бокам от нее, в нишах, покоятся скульптуры Св. Казимира (небесного патрона Казимира Леона (Льва) Сапеги, подканцлера ВКЛ и одновременно фундатора алтаря) и Св. Иоанна Предтечи, чье имя носит костел. Позолота обильно покрывает боковые колонны, фигуры Бога Саваофа, ангелов, Свв. Елизаветы и Екатерины, рассыпается блеском чудесных резных арабесок, прихотливо оплетающих черную поверхность алтаря сверху донизу… Боковые алтари в крыльях трансепта художественно близки главному, но, судя по всему, выполнены уже в последней четверти ХVIII века.



Памятник народного зодчества — деревянная Петро-Павловская церковь построена в Волпе в 1859 году. Это прямоугольный вытянутый сруб, накрытый двухскатной крышей. К ее фронтальному фасаду примыкает трехъярусная четвериковая звонница с шатровой крышей, завершенной с маковкой. Такая же маковка поставлена в центре храма.

РОССЬ: СТАРИНА И НОВЬ

В городском поселке Россь, в его центральной части, располагается костел Св. Троицы (1801), выдержанный в канонах классицизма. Незатейливый карниз и фриз из триглифов опоясывают храм, а над главным фасадом устроен двухступенчатый парапет с фигурным усеченным щитом, в центре которого находится полукруглое окно. Ряды горизонтальной рустовки придают фасадам святыни подчеркнутую фактурность.



Внутреннее помещение костела перекрыто деревянными цилиндрическими сводами, по периметру проходит деревянная же обходная галерея с массивным карнизом, украшенным сухариками. При входе в храм на четырех колоннах размещена галерея для органа. Храм расписан библейскими сюжетами и орнаментами. По периметру стен в арочных нишах изображены апостолы, а над хорами — медальоны с символами евангелистов. Три алтаря декорированы колоннами коринфского ордера, скульптурами святых и ангелов, покрыты накладной позолотой. В 1908 году в ограде костела появилась звонница модернистского рисунка.



Тогда же на бутовом фундаменте построили Троицкую церковь, которая тоже не избежала влияния модерна. Хотя каноническая четырехчастная композиция в данном случае была сохранена, но моделировка объемов оказалась новаторской: от притвора звонницы идет резкое увеличение ширины и длины трапезной, а затем — молитвенного зала, решенного в виде мощного квадрата с небольшой пятигранной апсидой и двумя крохотными ризницами. К квадрату приставлены два навеса над боковыми входами. Таким образом, контурная линия всех объемов складывается в неправильный овал.

Стоит упомянуть и о здешней усадьбе, которая формировалась с ХVII века при графах Потоцких, а в начале ХХ столетия перешла к Броницким. О том, как выглядел усадебный дом, можно судить по гравюре Наполеона Орды второй половины ХIX века. До наших дней дошел лишь парк площадью около восьми гектаров, разбитый на холмистой территории и с двух сторон ограниченный каналами. Сегодня он принадлежит санаторию «Россь».



В Росси сохранились также синагога, крупномасштабная водяная мельница, интересная рядовая застройка. Кроме того, в 1990-х годах здесь построили уютный городок для военнослужащих. Авторы проекта были отмечены в 1998 году Государственной премией Беларуси.



КРАСНОСЕЛЬСКИЕ «МАЛЬДИВЫ»

Вблизи городского поселка Красносельский располагается комплекс неолитических шахт, датируемый концом третьего тысячелетия до н.э. В него входят: около тысячи шахт, захоронения, места обработки кремня, стоянки и др. С 1969 года, по постановлению белорусского правительства, часть комплекса, находящаяся на юго-западной окраине поселка, объявлена государственным заповедником. Здесь осталось около сотни еще не раскопанных и почти не поврежденных шахтных разработок.



Бóльшая часть территории поселка связана с заводом «Красносельскстройматериалы», история которого насчитывает более столетия и весьма впечатляюще отражена в заводском музее (чего там только нет: бивни мамонта, слепки древних рыб etc.). Однако особенно зрелищными для заезжего гостя являются тут затопленные меловые карьеры, которые с легкой руки авторов рекламных посул получили гламурное имя «Белорусские Мальдивы» — ни много ни мало!



И то сказать: когда еще доберешься да и доберешься ли вообще до одного из самых дорогостоящих в мире элитных мест отдыха в «коралловом государстве» Мальдивы, которое бог, устраивая рай, поместил в Индийском океане, а тут вон тебе — собственные Мальдивы явились и, надо прямо сказать, украсили экскурсию своим присутствием, хотя ни купаться, ни каким-либо иным способом релаксировать там не разрешено, ибо наши «Мальдивы» отнюдь не благоустроены, но увидеть сие бирюзовое чудо, сотворенное изначально природой и случайно человеком, все-таки стоит! Невольно приходит на ум коронная фраза из «дембельных» альбомов: «Кто не был, тот будет. Кто был, не забудет».



И в самом деле, приглашаем тех, кто там не был, да и тех, кто был, на нашу экскурсию "Волковысские россыпи" — начинаем с апреля https://viapol.by/assembly/1.21.htm.
10 января 2022 г.
Так названа одна из новых экскурсий «Виаполя», премьера которой состоится в апреле https://viapol.by/assembly/1.21.htm. На страницах блога в нескольких публикациях мы расскажем об этом увлекательном путешествии в Волковыск и по его окрестностям, изобилующим интереснейшими памятниками и памятными местами. А начнем с самого Волковыска — каков он теперь?


В 2005 году этот город торжественно и многолюдно отметил свое 1000-летие: под 1005 годом Волковыск упомянут в рукописном патерике (книге житий подвижников церкви), принадлежащем перу Иосифа Тризны (?—1656), настоятеля Киево-Печерской Лавры и известного писателя. Однако у историков свой взгляд на возраст этого города, но об этом ниже.

Волковысские «горы», местные легенды о волках... Ну как тут не вспомнить о Риме, о его семи холмах, о Ромуле и Реме, вскормленных волчицей и положивших основание Вечному городу в незапамятные времена! Правда, у Волковыска холмов не семь, а три. А вот преданий хоть отбавляй…



Древняя история Волковыска связана с так называемой Шведской горой — крупнейшим возвышением окружающей город моренной гряды. На запад от нее располагается трапециевидное Замчище — оно пониже Шведской горы, но гораздо больше по размерам. Третья, овальная возвышенность Муравельник лежит в полукилометре на восток от Шведской горы. Изучение этих интригующих объектов началось в 1925 году и не закончено по сей день, хотя раскопано уже почти четыре тысячи квадратных метров культурного слоя.



Итог исследований археологов вкратце таков. На Шведской горе поселение возникло в середине или второй половине Х века. Защитой жителям поначалу служила сама гора с крутыми склонами. В конце Х века тут появился вал высотой 5-7 метров с деревянными укреплениями — встала крепость на славяно-балтском пограничье.

Поселение на Замчище датируется рубежом Х—ХІ столетий, вал высотой 5 метров насыпали в первой половине ХІІ века. В это время Волковыск уже настоящий город — центр ремесел и торговли. Шведская гора стала его укрепленным детинцем, а Замчище — торгово-ремесленным посадом, который после возведения валов превратился в окольный город. В детинце жила аристократическая часть городского населения, в окольном граде — мастеровые да торговцы. К ХІІІ веку у подножия и Шведской горы, и Замчища начали селиться беднейшие ремесленники и пришлый люд. Где был тогда городской торг — пока неясно. Возможно, на Замчище, а после его укрепления — у подножия Шведской горы и Замчища.

Что касается третьей горы — Муравельника, то она, располагаясь в болотистой местности, предположительно служила запасным убежищем для горожан и с ростом города была ими оставлена. Та же судьба к началу ХІV века постигла Шведскую гору и Замчище. Город, войдя в состав Великого Княжества Литовского, постепенно переселился на берега реки Волковыи, где находится и доныне.



Почему все-таки Волковыск? Среди множества версий по поводу названия города преобладает та, что свое имя он получил от реки Волковыи, а она в свою очередь — от волков. Те жутко выли в лесных чащобах, через которые пробивает свой путь Волковыя, прежде чем вольется в Россь — приток Немана. Волк, как и полагается, увековечен в городе в бронзовом памятнике, сделанном с большой симпатией к этому грозному зверю. Есть, конечно же, объяснения имени города куда более цветистые, но на них не станем задерживаться, а лучше вернемся к здешним археологическим древностям.

В середине ХІІ века на Замчище начали строить каменную церковь. Она не была завершена — возвели только фундаменты для трехнефного крестово-купольного храма размером 16  20 м, с полукруглой апсидой и квадратной башней с юго-западной стороны. При этом строители заготовили, как установили ученые, плинфу и камни с отполированными поверхностями, предназначенные для украшения фасадов, что было характерно для Гродненской архитектурной школы. При возведении описанной церкви Волковыск, несомненно, был уже центром удела — Ипатьевская летопись впервые упомянет город только в 1252 году (подчеркнем особо: Ипатьевская летопись — один из древнейших летописных сводов Руси в отличие от упомянутого выше патерика ХVII века, по которому возраст Волковыска исчисляется ныне), а в последний раз бросит взгляд на него в 1280 году.



Миновало столетие — и Волковыск явился уже на новом месте и в новом качестве — как владение господарей Великого Княжества Литовского Ягайло и Витовта. В 1386 году Ягайло встречает в волковысском замке польских послов, после чего отправляется в Краков на смотрины к юной польской королевне Ядвиге, которая, наслушавшись от придворных всяких ужасов, с большой опаской и неохотой ожидала появления своего будущего супруга из дикого края, где в дубовых рощах по-прежнему возжигали огни в честь языческих богов. 14 февраля Ягайла принял католичество, 8 марта был коронован в Кракове и стал Владиславом ІІ — «королем Польши, великим князем литовским и наследником Руси». В 1387 году новоявленный король прибыл в Волковыск, где по его указанию уничтожили старых идолов.



...На город нападали крестоносцы. Они приходили сюда в 1409-1410 годах, а затем встретились с Волковысской хоругвью на поле под Грюнвальдом. С 1413 года Волковыск становится центром староства в Трокском воеводстве, с начала ХVІ века — центром повета в Новогрудском воеводстве. В 1503 году он получает магдебургское право, которым пользуется 270 лет. На его гербе появляется — не трудно догадаться! — воющий волк.

Здесь собираются на генеральные сеймики сенаторы и послы ВКЛ. В 1654 году город разоряют войска шведского короля Карла Х. Своих погибших солдат шведы хоронят под горой на окраине города. С той поры, по народному преданию, гора и стала именоваться Шведской. Полвека спустя у Волковыска появляется уже другой шведский король — Карл ХІІ. Город обращен в руины...

Ему предстоит еще пережить и войну 1812 года, о которой тут и сегодня напоминает симпатичное здание, построенное в 1805 году. В нем 10 июня (по ст. ст.) 1812 года расположилась штаб-квартира 2-й Западной армии под командованием генерала Петра Багратиона. Армия насчитывала 48 тысяч человек. Спустя два дня стало известно, что император французов Наполеон І перешел Неман, ведя с собой в Российскую империю «Великую армию» в 400 тысяч человек (по другим оценкам, в ней было до 600 тысяч человек).



Пробыв в Волковыске неделю, Багратион начинает свое спешное отступление через Зельву, Слоним, Новогрудок, Слуцк, Бобруйск на Смоленск — для соединения с 1-й Западной армией Барклая де Толли. 700 километров пути через реки, болота и леса, с переходами по 35-40 км в сутки. Это безоглядное бегство российские историки позже назовут «замечательной операцией в истории русского военного искусства». Раненный в боях под Бородином, потомок древних грузинских князей Багратион скончался в возрасте 47 лет. А его враг с не меньшей прытью вскоре начал свое фатальное отступление из сожженной Москвы по Старой Смоленской дороге, с невероятным трудом перебрался через Березину и, потеряв всякое терпение, бросил в Сморгони Великую армию, а 18 декабря оказался в Париже... Полгода триумфа и позора! Лучезарные надежды шляхты на восстановление державы предков — Великого Княжества Литовского — и их полное крушение. Разоренная и измордованная постоями обеих армий Беларусь. В Волковыске после этой военной авантюры уцелело 156 жилых домов и около 820 человек «мужеска пола». Негде было разместить даже чиновников царской администрации — управление поветом перенесли в Изабелин, где мы еще побываем в конце нашего путешествия.

Прошли годы… В доме, где квартировал Багратион, в 1948 году открыли краеведческий музей, который спустя пять лет был преобразован в Военно-исторический с присвоением ему имени Петра Ивановича Багратиона. Сегодня музейные коллекции размещены в двух зданиях — в старом усадебном и в новом. В последнем расположились экспозиции «Древний Волковыск» и «Волковыск в ХХ веке». Тут представлены материалы из археологических раскопок комплекса «Шведская гора»: наконечники стрел лука и арбалета, копья, боевые топоры, кольчуга, меч, доспехи немецкого рыцаря времен Грюнвальдской битвы, а кроме того, изделия волковысских гончаров, кузнецов, ювелиров Х—ХIII столетий. Вторая часть экспозиции располагается в старом усадебном доме и в основном посвящена войне 1812 года.



Покинув здание музея и продвигаясь к центру города, вскоре увидим башни костела Св. Вацлава. Построенный в 1848 году, он смотрится очень внушительно. В 1930-х годах подвергся переделкам, и это сказалось на его стилистически размытом облике. Хотя влияние классицизма чувствуется в нем неоспоримо, в целом пропорции здания оставляют желать лучшего. При заданной высоте костел слишком «широк в кости». Святыня взята в бутовую ограду с ажурной металлической решеткой и трехарочной брамой.

Костел Св. Вацлава — единственный в Волковыске памятник-напоминание о католическом прошлом города. А оно богато. Еще во времена Ягайло сюда прибыли монахи-францисканцы, духовно опекавшие будущего короля. Обещанный Ягайло первый в Волковыске приходский костел так и не был им построен. Это позже, в 1430 году, незадолго до смерти, сделал Витовт. Затем в городе появились со своей миссией иезуиты, за ними — пиары и мариавитки... Сейчас без исторических документов и не догадаешься, где все это размещалось. Вместе с католическими святынями исчезли и униатские.



Православие представлено тут церковью Cв. Николая (1874), для которой тогдашние власти выбрали самое выигрышное место — в историческом центре города (ныне площадь Ленина). Укрытая старыми деревьями церковь не блещет архитектурными откровениями, спокойно демонстрируя свою приверженность традициям ретроспективно-русского стиля.

Заметим напоследок, что проведенная к празднованию 1000-летнего юбилея города реконструкция неузнаваемо преобразила Волковыск в лучшую сторону и придала ему уют и гармонию, достойные заслуженных похвал. По-новому заиграла историческая застройка города. Однако пора двинуться дальше — у нас еще много интересного припасено на этом маршруте!
21 декабря 2021 г.
В прошлый раз, говоря об историческом прошлом Борисова, мы подошли едва ли не к самому концу, так и не побывав, однако, еще у истоков города — в том месте, с которого он начинался. А между прочим, выяснить, где находится это место, удалось лишь недавно — в 60-70-х годах ХХ столетия — благодаря обширным археологическим раскопкам…


СТАРОБОРИСОВ И СТАРО-БОРИСОВ

Городище — остатки древнего города ХII—ХIII веков — было обнаружено в деревне (теперь это агрогородок) Староборисов (не стоит путать ее / его со Старо-Борисовом — районом города, тем более что расположены-то они бок о бок!). Первоначально на небольшой горе над поймой реки Бориски — надо же! — обосновался Борисов. Исследования показали, что поселение погибло от пожара, а его жители переместились на четыре километра ниже по течению Березины, у впадения в нее реки Сха. Там был заложен в ХIII столетии деревянный замок. Представлял он собой круглую по форме крепость из дубовых бревен, с башнями и четырехрядными стенами, заполненными внутри землей и камнями.



Как оборонительное сооружение замок просуществовал до конца ХVIII века. Затем его подобрала под себя администрация радзивилловского имения: от случая к случаю тут проводились дворянские собрания. С годами заброшенный и никому не нужный, он в конце концов обветшал настолько, что в 1861 году на его месте построили… тюрьму и казармы. Теперь о замке напоминают разве что рвы, сочащиеся водой. Но место это, в полукилометре от былой Рыночной площади Старо-Борисова, по-прежнему именуется Замчищем.



Что же касается деревни Староборисов, то ее уже в конце ХVIII столетия облюбовали для своего имения вездесущие Радзивиллы. В одном из деревянных строений их усадьбы провел очень беспокойную для себя ночь император Наполеон I — аккурат накануне переправы через Березину. Когда в середине ХIX века радзивилловское имение перешло к царской династии Романовых, «наполеоновский домик» отремонтировали и пристроили к нему домашнюю церковь. В последнюю войну он сгорел…



Украшением усадьбы был роскошный парк с аллеями в форме монограмм великих князей. Эти посадки сохранились лишь фрагментарно. И хотя сама резиденция утрачена, усадебный дом начала ХХ века чудом уцелел. А с годами даже получил в народе название «дом Наполеона» (!), не имея, однако, к французскому императору никакого отношения…

Сейчас «дом Наполеона», подобно беспризорнику, стоит на вершине холма, уныло оглядываясь по сторонам… А между тем, взглянув от его желто-белых стен вдаль, остается лишь замереть от восторга — так изумительно красив здешний пейзаж, которым 4 августа 1941 года вполне мог любоваться Адольф Гитлер, по примеру своего предшественника тоже обозревавший мир истинно «наполеоновским» взором победителя… Ну как тут не задуматься о мистике исторических совпадений! Прилетел сюда фюрер, благо аэродром был рядом, чтобы в компании своих генералов оценить ситуацию на фронте. Или были у него на то совсем иные причины? Из туманных словес политических алхимиков еще советской закалки невозможно, увы, и доныне вполне уяснить себе подлинную цель его тогдашнего визита сюда…

Из агрогородка Староборисов старинная дорога (Р63) ведет к деревне Студенке — и уже от одного этого названия веет лютым холодом березинской купели…

«ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ БЕРЕЗИНУ»

Эти слова принадлежат Анри-Мари Бейлю, более известному под литературным псевдонимом «Стендаль». В 1812 году 29-летний Анри кочует с «Великой армией» и, занимаясь нудными интендантскими делами, одновременно становится участником и зрителем грандиозных батальных сцен: Бородинского сражения, пожара Москвы, отступления своего венценосного кумира из Москвы по разоренной Смоленской дороге и, наконец, пронзительной по своей трагедийности кульминации кампании 1812 года под Борисовом в морозные ноябрьские дни 26—28 по н.с.



Переправа через Березину и гибель 50-тысячного арьергарда и обоза отступавшей наполеоновской армии (в основном разноплеменных гражданских лиц), которая только благодаря усилиям Наполеона преодолела этот природный рубеж, стали апофеозом военной истории Борисова. Воспоминания современников тех событий доныне леденят кровь и повергают в ужас…

Этим трем дням посвящена огромная историческая и мемуарная литература, о них сделаны музейные панорамы и кинокартины, написаны замечательные художественные полотна… О, как кстати оказалась бы для воплощения в красках этого сюжета мощная кисть Микеланджело, создателя фрески «Страшный Суд» в Сикстинской капелле, — дабы запечатлеть тот суровый и праведный суд, который здесь властно вершила История над своим былым фаворитом, триумфатором Европы!

Обозревать место переправы можно как из «партера» театра военных действий — низинной левобережной Студенки, так и с «балкона» — деревни Брили, что располагается на высоком правом берегу Березины. К Брилевскому полю из Борисова ведет дорога мимо «Батарей», и с возвышения вдруг совершенно неожиданно открывается глазам путника потрясающая своим размахом, феерическая пейзажная картина… Занавес распахнут, толика воображения ― и, кажется, вот-вот оживет величественное батальное действо, исполненное колоссального накала человеческих страстей…



Исследователи до сих пор по-разному оценивают потери обеих сторон, равно как и исход переправы. В изложении одних это было явное поражение Наполеона, по мнению других ― несомненное свидетельство его полководческого гения, спасшего императора от неминуемой и позорной капитуляции. Об этом «разночтении» по сей день красноречиво говорят и находящиеся здесь памятники.



Но вот чего, к величайшему сожалению и национальному стыду, здесь нет, так это монумента-кенотафа, посвященного жертвам Беларуси в той военной кампании. Ведь их-то было больше всего — около миллиона человек! Каждый четвертый житель земли белорусской погиб во франко-российской войне 1812 года, названной историографами Николая І «Отечественной». Для Беларуси она отнюдь не была таковой, как не была для белорусского народа Отечеством империя Романовых, поглотившая земли ВКЛ в конце ХVIII столетия.

Неслучайно поэтому шляхта и магнаты «отобранного края» именно с Наполеоном связывали свои радужные надежды на возрождение Отчизны предков. В «Великую армию» по зову сердца, а не по принуждению влилось около 50 тысяч белорусов-добровольцев. В российское же войско царские власти рекрутировали с белорусских земель 130 тысяч крепостных крестьян. Все это и определило великую драму народа, который в силу неизбежных исторических коллизий вынужден был сражаться на двух противоборствующих сторонах…



Двухсот лет нам оказалось недостаточно, чтобы уяснить себе это и наконец-то поставить достойный мудрого народа монумент Примирения — в честь всех тех соотечественников, которых забрали тогда — и навсегда! — политая кровью земля и эта ледяная купель…



Сегодня в этих местах организуются массовые костюмированные реконструкции — представления той воистину грандиозной пьесы, которую по своей прихоти поставила на берегах Березины два с лишним века тому назад История. И «власть места» дает здесь о себе знать доныне...
17 декабря 2021 г.
Приближаются Рождественские и Новогодние праздники. Позади два удивительных года. Для чего-то они нам были даны... Два года и два аспекта нашей жизни. Первый — повседневная жизнь, здесь внес коррективы ковид и не только. Второй — работа. И здесь внес коррективы ковид и не только.


Весь туризм пострадал неимоверно. Что мы можем сделать? только выводы. Мы сделали ценный вывод, что никто нам не поможет. Все надстройки заняты бурной деятельностью по осуществлению своей деятельности.
Удивительное время — мы получили бесплатный мастер-класс по выживанию. Не будем роптать, а будем опираться на то, на что можно опереться: на коллег и на преданных туристов.
Коллег зарубежных — спасибо им, что по полгода ждали от нас возврата денег за аннулированные в связи с ковидом туры. Коллег белорусских — за то, что активно повернулись в сторону национального туризма. Туристов — за то, что стали активно ездить по своей стране. Мы Вас обожаем!



И здесь кстати (или некстати?) вспомнился август 2019-го. Тогда одна не очень руководящая организация попросила нас прокомментировать, пользуется ли Беларусь спросом у иностранных туристов, что они смотрят, много ли туристов из разных стран приезжает в Беларусь.

Проанализировали август (2019) в Виаполе в отделе МАЙС и корпоративного туризма — это один из 4-х отделов в фирме. С удовольствием назову дорогих сотрудников этого отдела: Марина Леонович — зав. отделом; менеджеры Сергей Быцкевич, Юлия Безмен, Елена Иванова.



И вот что получилось по этому отделу в августе 2019:
- В августе было 1098 зарубежных туристов; 47 групп
- Туристы из 26 стран
- Проживали в 27 гостиницах в 12 городах Беларуси

- Самая многочисленная группа — 99 чел (МАЙС-мероприятие, участники из стран: Чешская Республика, Германия, Италия, Польша, Голландия, США, Великобритания, Египет, Латвия, Россия, Эстония)

- Самый длительный маршрут — 14 дней (группа туристов из стран: Великобритания, Австралия, США, Новая Зеландия; маршрут Минск — Хатынь — Брест — Беловежская пуща — Гродно)

- Самое большое количество пунктов в маршруте — 13 (группа туристов из Франции: Минск — Дудутки — Лида — Дворище — Гродно — Святск — Августовский канал — Беловежская пуща — Брест — Мир — Несвиж — Минск — Хатынь)

- Самое большое количество гостиниц по маршруту — 7 гостиниц (группа из Польши на 8 дней: гостиницы Неман*** (Гродно), Экватор/Континент*** (Лида), Двина** (Полоцк), Лучеса*** (Витебск), Беларусь*** (Минск), Мирский посад*** (Мир), Припять*** (Пинск)

- Самый изысканный маршрут — 5-дневный маршрут для еще одной группы туристов из Польши (Гродно — Богатыревичи — Лида — Новогрудок — озеро Свитязь — Заосье — Минск — Несвиж — Мир — Коссово — Кобрин — Брест)



И перечень стран, откуда были туристы (только в августе!):
Австралия
Аргентина
Бельгия
Болгария
Германия
Голландия
Дания
Великобритания
Италия
Казахстан
Колумбия
Коста-Рика
Латвия
Литва
Мексика
Новая Зеландия
Норвегия
Перу
Польша
Россия
Словакия
США
Украина
Франция
Чехия
Чили

И перечень пунктов — их маршрутов:
Августовский канал, Беловежская пуща, Березинский заповедник, Березовка, Бобруйск, Богатыревичи, Борисов, Брест, Буйничское поле, Ветка, Витебск, Гомель, Гродно, Дворище, Дудутки, Заосье, Кобрин, Коробчицы, Коссово, Красный Берег, Лида, Минск, Мир, Могилёв, Мотоль, Мурованка, Несвиж, Новогрудок, Пинск, Полоцк, Рубежевичи, Свитязь, Святск, Сула, Хатынь.

Только статистика — ничего личного! Поэтому наш ответ Чемберлену: въездной туризм в Беларуси был. И будет!
16 декабря 2021 г.
Борисову изначально, в силу его географического положения, была уготована роль межевого, дозорного города, что нашло прямое отражение в его гербе, данном в 1792 году монархом Речи Посполитой Станиславом Августом Понятовским. На серебряном поле герба были изображены ворота с двумя башнями и парящий в облаке над ними апостол Петр с двумя ключами в правой руке. Не правда ли, невольно возникает ассоциация с вратами в рай?..




Вот только, увы, жизнь города «райской» отнюдь не назовешь: войны слишком часто посещали Борисов ― такова типичная судьба города-крепости на важнейшем стратегическом направлении из Восточной Беларуси в Россию. Казалось бы, военные события должны были оставить в анналах города подробные свидетельства героизма и мужества местных жителей, но, как отмечал еще в 1847 году в «Описании Борисовского повета» граф-историк Евстафий Тышкевич, «в исторических источниках об этом говорится очень мало», да и «не нашлось собирателя преданий, который на свой лад развил бы события далекого минувшего и сложил бы песни».

Приняв версию об основании города полоцким князем Борисом, стоит сказать, что последний за неудачи в борьбе с земгалами был изгнан из Полоцка, а затем вновь возвращен в столицу кривичей, когда о Борисове заговорили уже и летописи — Лаврентьевская и Ипатьевская. В 1128 году Борис умер, оставив в память о себе не только город, но и так называемые Борисовы камни — монументальные памятники истории, письменности и природы одновременно. Эти огромные гранитные валуны имеют под изображением шестиконечного креста надпись: «Господи помози рабю своему Борису». Специалисты давно, но пока безуспешно бьются над разрешением загадки: что означают эти камни и о какой помощи князю Борису просят они Бога? Версий — через край, но ни одна из них не является безупречно аргументированной.



Со смертью князя Бориса основанный им город становится центром удельного княжества и вместе с другими кривичскими княжествами подпадает под власть Киева, однако ненадолго. Час распада «империи Рюриковичей» пробил в 1132 году, когда ушел из жизни великий князь киевский Мстислав Владимирович и независимость Полоцкой земли была восстановлена, но затем и Полотчину постигла участь Киевской Руси. Борисов же на три с лишним столетия погрузился во мглу…



СМЕНА ДЕКОРАЦИЙ

Письменные источники «вспомнили» о нем только в 1450 году (!), и уже в другом государстве — Великом Княжестве Литовском. В 1563 году город получил магдебургское право и стал центром волости, позднее староства — великокняжеского имения. Поделенное в 1560-х годах между Минским и Оршанским поветами, Борисовское староство хотя и существенно ужалось в своих размерах, но просуществовало аж до второго раздела Речи Посполитой (1793), являясь собственностью магнатов: то Радзивиллов, то Огинских, то опять Радзивиллов. Через два года Борисов стал поветовым городом и избавился от радзивилловской опеки в 1798 году, а бывшая волость-староство в ХIX веке отошла к великим князьям из Дома Романовых.

Смена власти в крае привела к тому, что на Березине в 1797 году начали строительство крупной водной системы, которая должна была соединить Черное и Балтийское моря через Западную Двину, Днепр и их притоки. Это сложное гидротехническое сооружение, длиной в 160 километров, со множеством шлюзов, плотин и каналов, созданное на протяжении восьми лет руками десятков тысяч крепостных крестьян-землекопов, просуществовало до начала ХХ столетия, после чего, не выдержав конкуренции с железными дорогами, пришло в упадок. Однако для Борисова Березинская система оказалась мощнейшим толчком в экономическом развитии: город превратился в главный порт на Березине и центр судостроения в Беларуси. Как символ этого впечатляющего взлета поднялся над рекой высокий разводной мост…



Когда возникла идея прокладки железной дороги из Бреста на Москву, направление ее в сторону Минска — Борисова не было у проектировщиков из российского министерства путей сообщений приоритетным. И лишь благодаря настояниям великого князя Николая Николаевича, брата Александра II, в 1868 году появилась резолюция императора, которая положила конец спорам, — три года спустя дорога прошла через борисовские владения Романовых. В трех километрах от Старо-Борисова, на правом берегу Березины, появился двухэтажный деревянный вокзал, впоследствии замененный на кирпичный, а возникший вокруг него поселок получил имя Ново-Борисов (с 1900 года он вошел в городскую черту).

Таки да, начался настоящий промышленный бум! Сюда хлынули предприниматели разных мастей и интересов. Вырастали фабрики и заводы. Не остался в стороне от веяний времени и великий князь Николай Николаевич — он обзавелся собственной мельницей и лесопильным заводом.
Через треть века после пуска железной дороги в городе было уже более 30 фабрик и заводов. Особенно славились своим качеством здешние хрустальные изделия, бумага и спички, которые представляли Борисов на международных ярмарках, получая высокие награды. Широкую известность приобрели борисовские пароходы (между прочим, в Беларуси пароходы только здесь и производили). Стремительно росло население города, и в конце 1910 года оно достигло уже 20 тысяч человек — ныне в Борисове более 140 тысяч жителей.



Менялся к лучшему облик исторического центра города, где жила городская знать: купцы, духовенство, офицеры. Там мостились улицы, деревянные дома заменялись каменными, на улицах появлялись газовые фонари… В то же время Ново-Борисов, вдвое превзойдя по площади Старо-Борисов, прозябал в неустроенности и страдал от скученности населения. Мещане развлекались в выходные дни прогулками по мосту через Березину да на вокзальном перроне, где играл духовой оркестр пожарников. Появление в городе первых кинотеатров и клубов, налаживание самодеятельных спектаклей и концертов, безусловно, вносили оживление в повседневное серое существование…

ЛИЦО ГОРОДА СЕГОДНЯ

Ушел ХХ век с его революционными и военными потрясениями, и к сегодняшнему дню Борисов превратился в крупнейший, разумеется после Минска, город столичной области! В его древнем центре, на бывшей Рыночной площади, стоит монументальный православный Воскресенский собор (1874) ― броская и колоритная архитектурная вариация на тему московско-ярославского культового зодчества ХVII столетия. Рядом с собором в 2002 году был поставлен памятник основателю города ― князю Борису.



Неподалеку находится каменный костел Рождества Пресвятой Девы Марии, строительство которого велось в 1806—1823 годах в формах позднего классицизма. Сейчас его восстановленная пятиярусная башня возвышается над рядовой застройкой и вместе с брамой-звонницей (1907) Воскресенского собора формирует силуэт Старо-Борисова.

Среди одно-, двухэтажных каменных жилых домов выделяется дошедшее почти в первозданном виде кирпичное здание синагоги (когда-то их было в Борисове тринадцать — уцелели три). Несомненно, внимание туриста привлекут протяженные торговые ряды (1908) с кирпичным узорочьем по фасаду.



В Ново-Борисове «реликтовым» местом считаются «Батареи» ― артиллерийские земляные укрепления, которые возводились по плану Барклая де Толли накануне войны 1812 года для обеспечения прикрытия 20-тысячной российской армии. С их строительством, однако, не успели вовремя управиться, и потому своей оборонительной роли они так и не сыграли. Но при отступлении наполеоновского войска тут происходили жаркие сражения: кавалерийский корпус российского генерала Карла Ламберта вступил в схватку с оборонявшими батареи белорусско-польскими частями, входившими в состав «Великой армии» французского императора. Потери оказались значительными с обеих сторон. Граф Ламберт был тяжело ранен. Мост через Березину, что располагался у батарей, русские войска захватили и уничтожили. Надежда на переправу армии в Борисове для Наполеона тотчас рухнула — и он пребывал в гневе и отчаянии…



Однако оставим пока 43-летнего французского императора в его мрачных раздумьях и лихорадочных поисках выхода из тупика. Мы еще вернемся к разговору об его пребывании в окрестностях Борисова.
13 декабря 2021 г.
Аматарам кавы і падарожжаў. Гісторыя чацвертая.
Кава па-мальтыйску разам з Караваджа і Жыгімонтам Каралем Радзівілам
Сёння падчас віртуальнага падарожжа ў часе і прасторы мы зазірнем на Мальту, дзе гатуюць каву па-мальтыйску, наведаем беларускія Сталовічы і даведаемся, якая сувязь існуе паміж знакамітым мастаком Караваджа і Жыгімонтам Каралем Радзівілам, уладальнікам Сталовічаў.


У кожнага аматара кавы ёсць свой любімы напой. Нехта любіць эспрэса, камусьці падабаецца латэ, іншыя і дня не могуць вытрымаць без капучына. Значна радзей у кавярнях прапануюць каву па-ірландску, а каб пакаштаваць каву па-мальтыйску, ўвогуле трэба паехаць на Мальту. Гатуецца яна па адмысловаму рэцэпту — з кактусавым лікерам “Байтра” і вяршкамі.



Гісторыя “Байтры” пачынаецца ў 16 ст., калі на Мальту з Новага Свету прывезлі апунцыю інжырную. У тыя часы ў хрысціянскім свеце лікёр, як і каву, выкарыстоўвалі хутчэй як лекавы сродак. А рыцары-мальтыйцы, як мы добра ведаем, праславіліся не толькі апекай над паломнікамі, якія накіроўваліся на Святую Зямлю, але і шматлікімі шпіталямі, у якіх аказвалі медыцынскую дапамогу хворым. Менавіта з гэтым звязана яшчэ адна назва рыцараў — гаспітальеры.



Адзін з такіх шпіталёў быў заснаваны ў канцы 12 стагоддзя ў горадзе Акка. На яго месцы ў сярэдзіне 18 ст. была пабудавана турэцкая крэпасць. Апекуном ордэна з’яўляецца Святы Ян (Іаан) Хрысціцель. Адсюль — яшчэ адна назва рыцараў-мальтыйцаў — іааніты.



Цікава, ці падабалася кава з кактусавым лікёрам аднаму з самых вядомых рыцараў-мальтыйцаў — знакамітаму Караваджа? Шчыра кажучы, наўрад ці ён яе ўвогуле спрабаваў. На здароўе мастак не скардзіўся, калі быў на Мальце, а ў лакандах (італьянскіх тракцірах для простага люду), куды ён часта заходзіў, гандлявалі віном…

На пачатку 17 ст. Караваджа стаў самым знакамітым мастаком у Італіі. Ён стварыў шэраг шэдэўраў, у тым ліку і знакамітую “Мадону дзі Ларэта”, напісаную для капліцы Кавалеці касцёла Сант-Агасціна ў Рыме.



Але следам за ім ішла нядобрая слава парушальніка закона: нашэнне халоднай зброі без дазволу, скандалы ў тракцірах і, нарэшцэ, забойства чалавека ў Рыме і смяротны прысуд. Каб пазбегнуць кары, мастак вымушаны быў бегчы з Рыма. 12 ліпеня 1607 г. Караваджа ступіў на бераг Мальты, дзе ў хуткім часе быў прыняты Вялікім Магістрам Алофам дэ Вільянкурам. Магістр, які быў вялікім аматарам мастацтва, прапанаваў Караваджа заняцца аздабленнем касцёла святога Яна Хрысціцеля ў сталічнай Валеце, а яшчэ заказаў свой партрэт. Дзве карціны мастака — “Святы Еранім, які піша” (“San Girolamo scrivente”) і “Усячэнне галавы Яна Хрысціцеля” і сёння ўпрыгожваюць храм і прывабліваюць шмат турыстаў.

Апошняя з іх — адзіная карціна, на якой Караваджа пакінуў свой аўтограф. Імя Michelagnolo Merisi (Мерызі — сапраўднае прозвішча мастака) напісана ўнізе карціны кроплямі крыві, якая выцякае з перарэзанага горла Хрысціцеля. Перад аўтографам стаіць літара F — frate — брат ордэна іаанітаў. За свае заслугі перад ордэнам Караваджа быў прысвечаны ў яго, прычым без абавязковых папярэдніх выпрабаванняў.



8 студзеня 1612 г. менавіта перад гэтай карцінай у Араторыі храма з запаленай свечкай у руках, стоячы на каленях, прыносіў зарок паслушэнства, цноты і галечы сын Мікалая Хрыстафора Радзівіла Сіроткі Жыгімонт Караль. Выслухаўшы гэтыя абяцанні, Вялікі Магістр Мальтыйскага ордэна Алоф дэ Вільянкур перавязаў поясам шырокую вопратку маладога княжыча, што сімвалізавала адмову ад былой свабоды, а затым ўручыў яму аголены меч і залатыя шпоры. Меч даваўся рыцару для абароны ўсіх удоў і сірат і паражэння ворагаў хрысціянскай веры. Залатыя шпоры, якія пакрываліся пылам і брудам, калі імі карысталіся ў штодзённым жыцці, сімвалізавалі пагарду рыцара да скарбаў і карыслівасці.



Стаць рыцарам-мальтыйцам мог далёка не кожны, хто гэтага жадаў. Кандыдат павінен быў належаць да знатнага роду, а яшчэ прайсці выпрабаванне — два гады правесці ў моры, на галерах ордэна, каб даказаць сваю мужнасць і адвагу. Жыгімонт Караль, у адрозненне ад Караваджа, прайшоў такое выпрабаванне і прыняў удзел у шэрагу вайсковых экспедыцый, у тым ліку ў Паўночную Афрыку і на Карынф.

Рашэнне “падпяразацца на рыцара” Жыгімонт Караль прыняў пад уплывам мальтыйскага кавалера Марціна Судо і прыара ордэна Кастэлета, калі вучыўся ў балонскім універсітэце (1608 г.). Яны ж суправаджалі яго на Мальту ў снежні 1610 г. Але перад гэтым Жыгімонт Караль павінен быў атрымаць дазвол ад свайго бацькі на ўступленне ў Ордэн і наведаў Нясвіж. Сіротка спачатку не ўхваляў рашэнне сына, бо вельмі добра ведаў, што мусульмане не мелі літасці да мальтыйскіх рыцараў, якія траплялі ў палон. Аднак Жыгімонт Караль заставаўся непахісны ў сваім рашэнні, і бацька вымушаны быў саступіць. 9 снежня 1610 г. Сіротка напісаў ліст генералу Мальтыйскага ордэна Сцыпіёну Баргезе, у якім прасіў пратэкцыі для сына, і Жыгімонт Караль выправіўся ў дарогу. (Сцыпіён Баргезе быў пляменнікам папы Паўла Y і вялікім прыхільнікам творчасці Караваджа).



Каб забяспечыць свайму сыну высокае становішча ў ордэне, Мікалай Хрыстафор заснаваў першае на нашых землях мальтыйскае камандорства, у якое ўвашлі маёнткі Сталовічы і Пацейкі. Права прызначэння сталовіцкіх камандораў належала Радзівілам. Згодна з умовай, гэтую пасаду займаў мальтыйскі рыцар з роду Радзівілаў, а калі такі адсутнічаў, то рыцар з падданых княства, і толькі пасля — рыцар з Польскага каралеўства.



З Мальты ў Нясвіж Жыгімонт Караль вярнуўся незадоўга да смерці бацькі. Калі 28 лютага 1616 г. Сіротка адышоў у іншы свет, Жыгімонт Караль па тэстаменту атрымаў маёнтак Дзераўная з мястэчкам Хотава, а таксама Крошын і Калдычова. У Крошыне, які стаў яго рэзідэнцыяй, камандор адкрыў шпіталь для бедных, у Дзераўной пабудаваў уніяцкую царкву, а ў Сталовічах — драўляны касцёл Святой Марыі і Яна Хрысціцеля.
Пробашч Сталовіцкага касцёла меў права насіць мальтыйскі крыж. Кожны панядзелак у касцёле адбывалася імша па спачыўшых магістрах і рыцарах Мальтыйскага Ордэна са спяваннем літаніі. Па аўторках маліліся за зберажэнне Вялікага Магістра і рыцараў-мальтыйцаў. На вялікія святы і штопятніцу адбываліся хросныя хады за мір і зберажэнне Мальтыйскага вострава і Ордэна ад турак. Напярэдадні свята Панны Марыі (8 верасня) служылі абедню за братоў-рыцараў, якія загінулі ў Вялікай аблозе Мальты туркамі ў 1565 г.



У 1639 г. у Сталовічах па загаду Жыгімонта Караля была пабудавана мураваная Ларэтанская капліца, куды памясцілі скульптуру і абраз Найсвяцейшай Панны Марыі Ларэтанскай. Беларускі гісторык і архівіст Сяргей Рыбчонак выказаў меркаванне, што абраз Жыгімонт Караль мог набыць у Ларэта, праз які ў 1610 г. накіраваўся на сустрэчу са Сцыпіёнам Баргезе. Маці Божая лічылася апякункай мальтыйскіх рыцараў, бо менавіта на яе свята, 8 верасня 1565 г. завяршылася Вялікая аблога Мальты туркамі. Магчыма, што Баргезе ўласнаручна асвяціў гэты абраз, каб ён ахоўваў новага рыцара ў барацьбе з ворагамі хрысціянскай веры.

Жыгімонт Караль займаўся не толькі справамі Сталовіцкай камандорыі. Ён прыняў удзел у Трыццацігадовай вайне (1618-1648 гг.) на баку Габсбургаў, удзельнічаў у Хоцінскай бітве з туркамі ў 1621 г., у баях пад Смаленскам супраць маскоўскага войска (1632-1634 гг.). У 1625 г. Жыгімонт Караль Радзівіл узначаліў познаньскую камандорыю, а напрыканцы жыцця марыў стварыць у Рэчы Паспалітай асобны прыарат Мальтыйскага ордэна. На жаль, гэтым марам не суджана было здзейсніцца. У 1639 г. здароўе камандора рэзка пагоршылася, ў хуткім часе ён выправіўся ў Італію на лячэнне і на радзіму ўжо не вярнуўся.

Незадоўга да смерці ён вырашыў яшчэ раз пабываць на Мальце. 5 лістапада 1642 г., па вяртанні з Мальты, слынны рыцар памёр у горадзе Асізі і быў пахаваны ў касцёле Святога Францыска. Браты-мальтыйцы палічылі вартым ушанаваць памяць пра Жыгімонта Караля ў касцеле Яна Хрысціцеля ў Валеце. Менавіта там пахаваны каля 380 самых знакамітых рыцараў-мальтыйцаў, у тым ліку і Вялікі магістр Жан Парызо дэ Ла Валета. Пра заслугі Радзівіла перад Мальтыйскім ордэнам нагадвае помнік, устаноўлены ў гэтым храме.



Па легендзе, перад смерцю Жыгімонт Караль паспеў перадаць свой камандорскі крыж блізкаму сябру і брату па Ордэну Мікалаю Уладзіславу Юдзіцкаму. Ён і стаў наступным сталовіцкім камандорам. Затым гэтую пасаду займаў брат Мікалая — Томаш, а з 1688 г. — Казімір Міхал Пац (?-1719 г.)



Частка даходаў ад Сталовіцкай камандорыі накіроўвалася на Валету. Магчыма, гэтыя сродкі пайшлі і на аздабленне сабора Яна Хрысціцеля ў Валеце. У другой палове 17 ст. гэтым займаўся вядомы мастак Маціа Прэці. Ён быў паслядоўнікам Караваджа і рыцарам-мальтыйцам. Будаўніцтва велічнага мураванага касцёла Яна Хрысціцеля ў Сталовічах пачалося ў 1740 г. 50 000 злотых на гэта выдзяліў тагачасны ўладальнік мястэчка, рыцар Мальтыйскага ордэна, камандор познаньскі і сталовіцкі Міхал Дамброўскі. Паводле задумы архітэктара Іосіфа Фантана старажытная Ларэтанская капліца была ўключана ў новы храм у якасці прэсбітэрыя. Завяршаў будаўніцтва знакаміты стваральнік віленскага барока Ян Глаўбіц (1743–1746 гг.), па праекце якога былі створаны пышныя алтары касцёла.





Дзейнасць Мальтыйскага ордэна на нашых землях была скасавана ў 1817 г. Пасля паўстання 1863 г. храм перадалі праваслаўным і пераасвяцілі ў гонар Святога Аляксандра Неўскага. Скульптуру Маці Божай Ларэтанскай пазней перадалі ў новы касцёл Найсвяцейшага Сэрца Іісуса, пабудаваны ў Сталовічах ў 1907-1911 г. Арыгінальная скульптура, на жаль, не захавалася. Зараз у храме знаходзіцца яе копія.







Касцёлу ў Сталовічах пашанцавала, бо ён захаваўся, хоць і быў значана перабудаваны. А вось пра рэзідэнцыю Жыгімонта Караля ў Крошыне і шпіталь, які ён там заснаваў, амаль няма звестак. Як яны выглядалі? Дзе менавіта знаходзіліся? Каго і як лячылі ў шпіталі? На гэтыя пытанні з цягам часу, безумоўна, адкажуць прафесійныя даследчыкі.
Каб пакаштаваць сапраўдную каву па-мальтыйску, трэба ехаць на Мальту. А да гісторыі слынных рыцараў можна дакрануцца і ў беларускіх Сталовічах. Чым яшчэ знакамітае гэтае мястэчка? Які помнік знаходзіцца побач з былым касцёлам? Адказы на гэтыя і іншыя пытанні ў час экскурсіі “Па абодва бакі “беларускага экватара” https://viapol.by/assembly/1.24.htm



1 декабря 2021 г.
Жлобин стоит у оживленной автомагистрали М5, в двухстах километрах от Минска и в ста — от Гомеля. Недавно ему исполнилось 95 лет. Если, разумеется, отсчитывать эту дату от 3 июля 1925 года, когда Жлобин, уже будучи советским районным центром, официально получил статус города. А между тем поселение на правом берегу Днепра, при впадении в него речки Черночки, существовало в Средневековье, и даже гораздо ранее… Экскурсии в Жлобинский район мы делаем регулярно, наверное, самая популярная — "Бобруйский треугольник" https://viapol.by/assembly/1.15.htm...


В числе первых городов, возникших на Жлобинщине и вообще в восточной части Белорусского Полесья, значится Стрешин — ныне городской поселок, находящийся в двух десятках километров на юго-восток от Жлобина. Некоторые ученые отождествляют его с древним городом Полоцкой земли Стрежевым, упомянутым в летописях в связи с военным походом 1127/1128 года южнорусских князей на Полоцкую землю.



В далеком прошлом тут стоял деревоземляной замок в виде небольшой феодальной усадьбы. Около замка размещался торгово-ремесленный посад. К ХVII веку в городе были уже корчмы, мельницы, церковь, костел, торговые лавки, пекарня, паромная переправа через Днепр… В 1654 году Стрешин был разорен казаками гетмана Войска Запорожского Ивана Золотаренко, после чего навсегда утратил значение города-крепости.



ДВУХИМЁННЫЙ ЖЛОБИН

В исторической тени Стрешина долгое время пребывало поселение Злобин, теперь — Жлобин. Его родословие только в последнее время обрело у историков, отвергнувших прежние ошибочные версии, в качестве начальной даты 1654 год. Владение могущественных магнатов Ходкевичей — Жлобин располагал княжеским замком, укрепленным земляным валом и деревянными стенами-городнями с башнями и брамой. Цитадель выдерживала неоднократные осады во время войн между Великим Княжеством Литовским и Московской державой, разделив печальную участь Стрешинского замка в ходе 13-летней войны с русским царем Алексеем Михайловичем.



С 1793 года местечко Жлобин оказалось в составе Российской империи и жило преимущественно сельскохозяйственным трудом да мелкой торговлей. В конце ХIХ — начале ХХ века тут прошли две оживленные железные дороги — Либаво-Роменская и Петербургско-Одесская, что коренным образом изменило и облик, и ритм жизни Жлобина.

На глазах одного поколения местечко превращается в крупный транспортный узел, перевалочный пункт, к которому сходились водные и железнодорожные пути. Разнообразные товары следовали отсюда по железным дорогам к важнейшим экономическим центрам России: Москве, Санкт-Петербургу, Киеву, Варшаве, а также к прибалтийским портам: Риге и Либаве (ныне — Лиепая).

Город поделен железной дорогой на две части — северную и южную. Его главная улица связывает центральную и северную части с парком и Днепром. Живописно выглядит панорама обращенного к реке современного городского ансамбля, в котором представлен своими куполами Троицкий собор, возведенный в конце ХХ века в традициях ретроспективного зодчества века предыдущего. Действует тут и католическая каплица Св. Казимира.



СИМВОЛЫ БЫЛОГО

Северо-западнее Жлобина располагается агрогородок Красный Берег, с ХVI века известный как деревня, затем — как имение. Здесь сохранился обширный дворцово-парковый ансамбль. Во второй половине ХIХ века имение принадлежало генерал-лейтенанту инженерии Михаилу Гатовскому. Через его дочь Марию, как приданое, оно перешло к Викентию Козелл-Поклевскому, наследнику огромной собственности на Урале и в Сибири, созданной неустанными трудами его отца — предпринимателя-миллионера, общественного деятеля, мецената и благотворителя Альфонса Козелл-Поклевского (1809—1890), уроженца Лепельщины.



Возглавив торговый дом отца после его смерти, Викентий не забыл о своей исторической родине. Сооруженная при нем с отменным вкусом и подлинным размахом усадьба включала в себя дворец, флигель, хозяйственные строения, парковые композиции, взятые в кирпичную ограду с брамой.



По сей день интригующе смотрится нарочито асимметричный по своей композиции дворец. Его выстроил в 1893 году видный петербургский архитектор с немецкими корнями Виктор Шрётер (1839—1901), органично соединивший в облике дворца элементы готики и ренессанса, интерпретированные им в динамичной стилистике модерна. Силуэтную выразительность дворцу придают шатры башен, мансардные крыши, эркеры, остроугольные щипцы, слуховые окна… Прихотливая колористика здания строится на фактурном сочетании краснокирпичных, оштукатуренных и побеленных стен, декоративных элементов из камня-песчаника и серебристых металлических чешуйчатых шатров.



В интерьерах сохранились богатая лепнина, искусные фризы, камины, плафоны с картушами, керамическое покрытие пола... Каждый из залов имел особую стилистику — «романскую», «арабскую», «ренессансную». Хрусталь, фаянс, фарфор, живопись, стильная мебель вносили свою неповторимую ноту в причудливую гармонию этого архитектурного ансамбля-коллажа.



Одновременно с возведением дворца был разбит пейзажный парк, посажен плодовый сад. Над этим потрудился знаменитый ландшафтный архитектор, главный садовник Варшавы Франтишек Шаниор (1853—1945). Из сада через парк к реке Добосна протянули канал с тремя мостиками. Подъездная аллея вела к усадьбе, начинаясь от монументальной неоготической въездной брамы. Элементы этого же стиля использованы и в оформлении разнообразных хозяйственных построек (винокурня, конюшня, оранжерея, водокачка). Ныне усадьба после долгой, почти 20-летней реставрации стала музеем.



Есть в Красном Береге и еще одна достопримечательность — открытый в 2007 году в яблоневом саду мемориал, задуманный как развернутая в пространстве панорама пронзительной военной трагедии. Он не имеет аналогов не только в Беларуси, но и в мире. Основой для его создания стали подлинные события Великой Отечественной войны. Неслучайно памятник носит второе название — «Детская Хатынь»…



Немецкие власти создали на территории учебного хозяйства в Красном Береге сборный пункт для подростков, которых насильно отправляли в Германию, а часть — распределяли по госпиталям в качестве доноров крови для раненых немецких солдат и офицеров. Спроектированный творческой группой (архитектор Леонид Левин, скульптор Александр Финский, художник Светлана Каткова и др.) мемориал потрясает своей пронзительной пластикой и глубоким трагизмом…

1  2  3  4  5  6  7  8  9